«Есть два года, чтобы вытащить инвалида». Но руку помощи нужно протянуть уже сейчас

Статьи

«Есть два года, чтобы вытащить инвалида». Но руку помощи нужно протянуть уже сейчас

20.12.201912:11

В начале декабря традиционно проходит декада инвалидов. Корреспондент газеты «Красное знамя» встретилась с Владимиром Поповым - председателем Верхнепышминской районной организации Всероссийского общества инвалидов, которая отмечает 30-летие, и узнала, что самое главное в социальной адаптации людей с ограниченными возможностями

- Владимир Васильевич, с какими проблемами к вам приходят люди?

- Наша организация - своеобразный буфер между аптеками, медициной, городской администрацией: не подходят лекарства, не те костыли выдали и так далее. В среднем к нам в неделю обращается около 30 человек, и мы рассказываем им, куда в таких случаях идти, что делать. За время своего существования мы наладили работу с фондом социального страхования (ФСС), который занимается выдачей технических средств реабилитации. Сейчас, если поступает какая-то жалоба, ФСС мгновенно реагирует: исключает поставщика из перечня тех, кто предоставляет свои товары, и перезаключает договора с другими, которые бьются за качество товаров и услуг.

- Обращаются ли к вам с жалобами по доступности среды?

- Это актуальная проблема, но жалуются достаточно редко. Как-то привыкают справляться и приспосабливаться. Инвалиды, которые проживают в домах, где есть проблемы с доступностью, должны подать заявку в администрацию города или управляющую компанию напрямую. Например, знаю ситуацию: у подъезда не было поручня – управляющая компания его сделала после обращения к ней. В случае бездействия мы можем собрать свою комиссию как общественная организация, пригласить туда представителей администрации, прокуратуру и вместе пойти посмотреть, что не получается и почему. Но сначала человек должен сам пошевелиться, чтобы что-то сделать для себя, или этим должны заняться его представители, если он недееспособный. Часто единственный выход – переселить человека, но, по моему опыту, люди сами отказываются.

- До 2018 года планировалось, что паспорта доступности для инвалидов получат все муниципальные учреждения образования, культуры и спорта. На какой стадии этот процесс?

- Паспорта нам присылают - их у нас целая коробка, но важно делать их правильно. Сначала нужно привести описание объекта – что есть, для каких категорий он доступен, а для каких – нет. Потом прописать мероприятия, которые планируется осуществить, чтобы объект был полностью доступен. Это своего рода техническое задание на будущую реконструкцию и капитальный ремонт данного помещения. Под эти мероприятия будут писаться сметы.

Мы должны согласовать не весь паспорт, а только мероприятия. Но откуда нам знать, какие из них нужны? Я не строитель. Есть общественные эксперты по доступной среде для инвалидов, их можно найти на сайте соцзащиты. Они должны дать свое заключение – в паспорте есть такой пункт, в основном он игнорируется. Мы просим учреждения: пусть паспорт принесет эксперт, к которому вы обращались, и объяснит нам все по вашему объекту.

- Как вы думаете, сколько лет потребуется, чтобы все учреждения в Верхней Пышме стали доступны для инвалидов?

- Трудно сказать: это проблема более высокого уровня, чем муниципальный. Нужно, чтобы полностью поменялся градостроительный кодекс, снесли все хрущевки, брежневки, появился новый жилой фонд. Нынешний кодекс предусматривает доступность, но, даже когда идет новое строительство, не факт, что здание полностью приспособлено для маломобильных инвалидов. Есть много категорий, много разных заболеваний. Мы обычно имеем в виду колясочников, а есть люди с заболеванием голеностопа, сердечники… Многие даже новые дома в Верхней Пышме условно доступные. Интересное выражение, да? Вот условно вкусный пирожок кто рискнет съесть?

- А с транспортной доступностью для инвалидов проблема в городе полностью решена?

- Пока нет. Например, с междугородними автобусами – 111 и 108 – все в порядке. Но при смене автотранспортного парка, который обслуживает кольцевой городской маршрут, не предусматривается, что будут закупаться автобусы с пониженным уровнем пола, подъемниками – в общем, предназначенные для инвалидов. Все упирается в деньги. Мы это понимаем.

Отдельная проблема – это лежачие полицейские. Когда я выступил против них, общественный совет со мной не согласился – безопасность прежде всего. Но разве у нас все водители здоровые? Даже если преграды аккуратно переезжать, это чувствительно не только для инвалидов, но и для людей с больным позвоночником. А если кому-то «вступит» в спину за рулем? Знаю историю, когда человека со Среднеуральска на скорой с инфарктом везли – он думал, что не доедет живой. В Турции вместо лежачих полицейских – шумовые полосы. Почему у нас нельзя их сделать?

Вообще главная проблема доступности среды кроется в менталитете людей. Захотят помочь – все доступным будет, а нет, так никакой пандус не поможет. Объясню: я был в Адлере в 2014 году, там оборудованы съезды и заезды на тротуары, автобусы ходят с выдвижными автоматическими и механическими пандусами, но почему-то не предусмотрены крытые остановки. Были соревнования по хоккею, на которые приехало много колясочников, начался дождь… Автобусы были забиты людьми, поэтому колясочники не могли в них попасть и мокли под дождем. Время такое: каждый сам за себя. Должен работать закон: если с остановки не подобрали колясочника, то ему не оказали должную услугу, он может зафиксировать номер автобуса и пожаловаться на водителя. А иначе как что-то поменять?

- Как обстоят дела с трудоустройством инвалидов?

- Трудоустройство – это основной момент в социальной реабилитации. Если человек, став инвалидом, в течение двух лет не нашел работу, он люмпенизируется, отгораживается от общества. Телевизор есть, деньги на крупу есть. Я по своему опыту знаю, есть два года, чтобы вытащить человека из дома - на второй год я почувствовал, что тупею, и мне ничего не хочется.

Мы всех отправляем в службу занятости. Проблема в том, что любой работодатель, принимая на работу инвалида, сталкивается с тем, что из-за сопутствующих заболеваний работник часто берет больничный, ему требуются льготы. Конечно, это мешает получать прибыль. Но, во-первых, есть федеральный закон о квотировании рабочих мест - работодателя законодательно принуждают брать на работу инвалидов. Их приглашают в Сбербанк, обучают в МЧС на диспетчеров, сейчас мы обсуждаем альтернативные методы трудоустройства с «Уральскими локомотивами»… Во-вторых, я уверен: кто хочет работать, работу всегда находит. Знаю колясочников, которые работают таксистами. В свое время я организовал предприятие, которое трудоустраивает инвалидов. Мы никому из заказчиков не говорим про проблемы со здоровьем, хотя сотрудничаем в том числе и с Газпромом…

Большая проблема для нас -  привлечь молодежь, инвалидов с детства. Многие вообще ничем не хотят заниматься. Мы пытаемся для начала хотя бы просто вытащить человека из дома. Предлагаем льготные билеты по 100-150 рублей в цирк, театр, кино - собираем группы, вывозим их. Проводим спортивные фестивали, чтобы дать возможность попробовать какой-то вид спорта, как-то заинтересовать человека. Тех, кто совсем не выходит, мы навещаем и дарим подарки на Международный день инвалидов, 3 декабря. Очень важно, чтобы хотя бы раз в год к человеку кто-то приходил.

Беседовала Мария ТЕРН

Фото Алисы ЩЕРБАКОВОЙ

← Назад 0 Поделиться:
 
 
 

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.