Тот, кто видит больше других: Слепой турист водит экскурсии по Уралу «в темноте»

Статьи

Тот, кто видит больше других: Слепой турист водит экскурсии по Уралу «в темноте»

10.11.201716:56

О Владимире Васкевиче я узнала, как и многие, когда он пришел на шоу на Первом канале и поразил Якубовича феноменальной памятью. Этот парень никогда не видел мир вокруг себя, но в свои 23 автостопом объездил несколько стран Европы и даже выходил на яхте в море. На шоу «Я могу» он назвал все города на пути из Москвы в Санкт-Петербург и по другим маршрутам и выиграл приз 50 000 рублей.  

У Владимира есть свой проект «Путешествия в темноте», где любой может прогуляться вместе с ним по Екатеринбургу или, например, по Верхней Пышме. Одно «но» - глаза придется закрыть. Для этого Владимир выдает своим гостям маску из плотной ткани. Мне он предложил надеть ее через пять минут после знакомства. И первое, что я почувствовала, была паника. В повязке я сразу перестала ориентироваться в пространстве, забыла, где вход в комнату и где лежит моя куртка. «Иди сюда! Да вот сюда же!» - подсказывал мне фотограф. Только когда ты не видишь, поначалу непонятно даже, где этот помощник стоит.

Считаем в уме

Наша экскурсия началась в помещении, и для того, чтобы выйти на улицу, нужно было по лестнице спуститься с третьего этажа. Взяв меня под руку, Владимир очень уверенно и быстро шел по коридору. Я старалась не отставать, периодически врезаясь в дверные косяки, хоть он меня о них и предупреждал. «У нас тут негласное правило: спускаются слева, поднимаются справа», - рассказывал он на ходу. «О господи, лестница! – только и подумала я. – А лифтов у вас тут нет?»

Волноваться было наверняка не о чем, ведь у Владимира большой опыт таких прогулок. На его «Путешествия в темноте» часто приходят иностранцы, и водит он их в основном по Екатеринбургу, где сам каждый день с пересадками добирается из дома на учебу в магистратуре УрФУ. В Верхнюю Пышму он ездит трижды в неделю. Здесь, в Школе-интернате имени Мартиросяна он когда-то учился, а теперь помогает воспитанникам с информатикой и математикой. «В России, если в семье рождается слепой ребенок, у родителей выбор небольшой: либо отдать его в интернат, либо в обычную школу, где есть программа инклюзивного образования, - рассказывает Владимир. – Только не каждый ребенок справится с такой программой, да и обычные школы в большинстве своем для таких детей не приспособлены».

В интернате слепые и слабовидящие дети учатся на год больше, чем в обычной школе. Дополнительное время уходит на профподготовку, но в конце они, как и другие выпускники, сдают ЕГЭ – только задания заранее привозят из Москвы, чтобы учителя могли перевести их на шрифт Брайля. Различие в том, что в процессе учебы им почти все нужно держать в голове – будь то математические примеры или книги по истории. «Ну, сколько будет 472+579?» - проверил меня Владимир, и тут выяснилось, что я долго считаю в уме.

Переходим на красный

Когда мы наконец спустились на первый этаж и вышли на улицу, Владимир предложил пойти в какое-нибудь кафе и начал искать варианты по интернету. «Погоди, а как ты это делаешь? У тебя кнопочный телефон?» - спросила я. «Нет, у меня айфон», - ответил он, пока программа на его телефоне очень быстро зачитывала все команды вроде «Меню», «Вперед», «Назад» и начала перечислять все кафе поблизости. Для обычного человека это звучит, как запись в ускоренной перемотке. Владимир же быстро ориентировался и говорил программе, где остановиться и о чем «рассказать» подробнее. Так мы выбрали пекарню неподалеку.

По дороге туда Владимир объяснил мне, как пользоваться белой тростью: нужно найти ориентир – например, границу между тротуаром и газоном – и водить тростью вправо и влево, проверяя, нет ли преград на пути. На деле это не так просто: когда трость оказалась у меня в руках, меня постоянно заносило в сторону. Нужно было сосредоточиться, чтобы идти четко по этой границе.

Затем нам нужно было перейти дорогу. Еще на «берегу» я спросила, как слепые это делают? «На слух. Слышишь, что машины не едут, можно переходить», - ответил Владимир, и мы вышли на проезжую часть. Сделав пару шагов, я вспомнила, что перекрестки бывают разные, и светофоры могут ограничивать движение в одну сторону, а значит, теоретически нас могут сбить. Поэтому я подглядела. «Мы идем на красный свет!» - крикнула я. «А откуда ты знаешь?»

Доверяем людям

В пекарне Владимир сразу спросил, где очередь, люди разошлись и провели нас к прилавку. «И как мне выбрать? Я же не вижу витрин!» - сказала я. «А ты спроси, что есть из сладкого или несладкого», - подсказал он. Владимир часто ходит в кафе, пробует новую кухню, а, чтобы сделать заказ, просит рассказать официанта, что есть в меню. Так и в день экскурсии мы купили мне сок и слойку с творогом, но, когда настало время платить, я снова не знала, что делать. «Как ты расплачиваешься? Ты же не видишь купюр», - сказала я. «Людям надо доверять», - ответил мой проводник.

Бытовых вопросов к концу прогулки я задавала всё больше и больше. «Как ты покупаешь одежду? – Прошу консультантов мне о ней рассказать, а ткани выбираю наощупь». «Как ты готовишь? – Очень просто. Если надо понять, сколько в стакане жидкости, макаю туда палец. Они у меня уже огнеупорные». «А как ты учишься в университете наравне со всеми? – Я скачиваю книги в интернете и заставляю программу мне их читать. А вообще знаешь, сижу иногда на лекции, смотрю вокруг и думаю: ну я же все это видел, зачем мне время терять».

Таких «оговорок» у Владимира много. В соцсетях он часто пишет, что смотрел спектакль во все глаза или что в магазине у него глаза не разбегались, потому что он четко знал, какая вещь ему нужна. Этот парень выступает на радио, ведет корпоративные тренинги, ходит на концерты группы «Ленинград» и ездит в гости к родителям на Север – словом, живет такой насыщенной жизнью, на которую у большинства обычных людей нет времени и сил. А у него есть. 

Юлия Шевёлкина

← Назад 0 Поделиться:
 
 
 

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.